Preview

Вестник Российской академии медицинских наук

Расширенный поиск
Том 70, № 1 (2015)
Скачать выпуск PDF

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПАТОФИЗИОЛОГИИ

5-11 387
Аннотация

Рассмотрены естественные и экспериментальные модели амилоидоза в контексте существующих теорий и известных механизмов амилоидогенеза. Имеющиеся клинические и экспериментальные наблюдения свидетельствуют, что мнение о фатальной неизлечимости амилоидоза неверно. Показано, что существует значительное количество экспериментальных достаточно легко воспроизводимых моделей амилоидоза, которые могут быть использованы для отработки методов лечения этой патологии. Предложена классификация моделей амилоидоза: естественные (животные модели с генуинным амилоидозом), клеточные клоны, артифициальные (инфекционные, белковые, прочие). На основании анализа существующих моделей амилоидоза сделан вывод о том, что ни одна из принятых в научном сообществе теорий образования амилоида не объединяет и не объясняет все известные факты о механизмахамилоидогенеза. Предположено, что существует группа белков, структура β-листа которых потенциально способна к образованию амилоиднойконформации, и что β-листы таких белков имеют близкий аминокислотный состав. Условие образования амилоидной конформации — это попадание такого белка в достаточном количестве в несвойственное ему место, где ионная сила тканевой жидкости такова, что способствует образованию амилоидной конформации. По-видимому, неблагоприятная величина ионной силы среды окружения амилоидного белка обусловлена влиянием полисахаридов, тубулиновых белков и ионизированного кремния.

 

12-16 301
Аннотация

Цель исследования: изучить глутатиондисульфидную систему антиоксидантной защиты у мужчин с различными индексами массы тела и бесплодием. Методы: обследовано 60 мужчин с бесплодием — 30 с нормальной массой тела и 30 с избыточной, а также 30 фертильных мужчин контрольной группы. В качестве материала для исследований использовали гемолизат, приготовленный из эритроцитов. Содержание восстановленного (GSH) и окисленного глутатиона (GSSG), а также активность глутатионзависимых ферментов определяли на спектрофлуорофотометре SHIMADZU-1501 (Япония). Результаты: у мужчин с бесплодием с нормальной массой тела снижение содержания GSH на 15,35% сочеталось со снижением активности глутатионредуктазы (GR) на 53,41%, глутатионпероксидазы (GPO) на 51,44% и повышением активности глутатион-S-трансферазы (GST) на 31,52% по сравнению с показателями контрольной группы. В группе мужчин с бесплодием с избыточной массой тела, по сравнению с фертильными мужчинами, имело место снижение активности GR на 56,77% и GPO на 56,22% на фоне стабильного содержания GST. Концентрация GSH в группе с бесплодием была снижена на 20,08%, а концентрация GSSG повышена на 20,38%. Заключение: установлено, что у мужчин с бесплодием и избыточной массой тела наиболее выражено нарушение баланса в системе глутатиона по сравнению с бесплодными мужчинами с нормальной массой тела.

17-25 307
Аннотация

Обсуждаются современные представления о клеточно-молекулярных механизмах нейровоспаления и старения, в частности, регуляции цитокин-продуцирующей активности клеток астроглиальной природы и реализации межклеточных взаимодействий. Ключевым компонентом феномена старения как результата неэффективной реализации противовоспалительного ответа являются процессы дизрегуляции продукции цитокинов, в частности, повышение интенсивности секреции провоспалительных цитокинов и дисбаланс в экспрессии соответствующих рецепторов и рецепторассоциированных белков. Расшифровка клеточных молекулярных механизмов, сопрягающих нейровоспаление и старение клеток, может дать начало новым терапевтическим стратегиям, актуальным для лечения широкого спектра заболеваний центральной нервной системы и разработки новых экспериментальных моделей заболеваний центральной нервной системы.

 

26-31 280
Аннотация

В исследованиях последних лет продемонстрировано, что макрофаги не только играют существенную роль в адаптивных процессах при многих заболеваниях человека, но также способны чрезмерно усиливать воспалительные эффекты. Их конкретные функции зависят от тканевого микроокружения, а, следовательно, и от приобретаемого в этих условиях фенотипа. В настоящем обзоре литературы рассмотрены отдельные адаптивные (например, при развитии инфекционных и онкологических заболеваний), а также патогенные (при ряде заболеваний с воспалительным компонентом в их патогенезе) эффекты макрофагов различных фенотипов. Оценены перспективы управляемого перепрограммирования макрофагов.

 

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПЕДИАТРИИ

32-40 370
Аннотация

Цель исследования: выявить предикторы сердечно-сосудистых нарушений у детей на фоне  синдрома обструктивного апноэ сна (СОАС) по результатам полисомнографии и непрерывного мониторирования глюкозы. Методы: перед обследованием родители заполняли анкету-вопросник по качеству сна, исследование сна проведено методом полисомнографии (Embla S7000,США). Системой непрерывного мониторирования глюкозы (Guardian Real-Time, Medtronic MiniMed, США) исследовали гликемический профиль в тканевой жидкости. Результаты: обследовано 120 детей в возрасте 3–1лет. Детей распределяли по группам патологий: 31 с болезнями нервной системы, 18 — с патологией ЛОР-органов, 24 — с бронхиальной астмой и 34 — с избыточным весом и ожирением (ИвиО); 13 практически здоровых детей составили группу сравнения. Родители каждого второго ребенка не знали о нарушениях дыхания во время сна у своих детей. Храп в общей выборке при повышенном ИМТ обнаружен у 60% детей, что значимо чаще, чем у детей с нормальным ИМТ (35%; р =0,012). Индекс апноэ / гипопноэ (ИАГ) был выше при патологии ЛОР-органов в 17 раз (p <0,001) и в группе с ИВиО — в 7 раз (p <0,001) по отношению к группе сравнения. В этих же группах оказалась повышенной частота сердечных сокращений (ЧСС) по сравнению с группой сравнения (р =0,002). При анализе в общей выборке (n =120) была получена значимая отрицательная связь между вариабельностью ритма сердца и частотой сердечных сокращений (r= -0,405; p <0,001). Показано, что из 14 обследованных только у детей с повышенным ИМТ и ростом выше среднего (>1SD; n =8) были зарегистрированы эпизоды ночной гипогликемии (<3,3 ммоль/л). Заключение: дети с патологией ЛОР-органов и повышенным ИМТ на фоне СОАС подвержены риску развития сердечно-сосудистой патологии. Дети с ростом выше среднего и повышенным ИМТ на фоне СОАС имеют дополнительные предпосылки для развития сердечно-сосудистых заболеваний в виде скрытых периодов гипогликемии в ночной период.

 

 

41-46 403
Аннотация

Пищевая аллергия (ПА) у детей, особенно в раннем возрасте, до сих пор остается существенной проблемой здравоохранения. Тяжесть течения и прогноз заболеваний, связанных с ПА, во многом зависят от правильной и своевременной диагностики данной патологии, а также от дальнейшей тактики ведения ребенка. При этом как несвоевременное назначение элиминационной диеты, так и неоправданная диета или ее слишком длительное соблюдение могут являться ошибочной тактикой ведения пациента, негативно влиять на развитие и снижать качество жизни ребенка. В статье кратко изложены современные практические подходы к диагностике ПА, основанные на доказательной медицине и принятые в качестве Европейских и отечественных согласительных документов, а также на собственном опыте ведения больных с данной патологией. Диагностика ПА у ребенка, как правило, включает в себя проведение лабораторных исследований и выяснение клинико-анамнестических данных. К сожалению, часто приходиться сталкиваться с тем, что предпочтение отдается лабораторным методам диагностики, которые основаны на определении специфических IgE или кожных пробах. Однако основой идентификации причинно-значимого аллергена остается детальный сбор анамнестических данных, который вместе с клинической картиной заболевания до сих пор является наиболее надежным инструментом диагностики ПА.

 

47-55 314
Аннотация

Диарея остается ведущей причиной инфекционной заболеваемости и смертности детей младше 5 лет. Среди инфекционных агентов, вызывающих диарею, лидирует ротавирус, наряду с которым основными возбудителями являются норовирус, энтеропатогенная и энтеротоксигенная Escherichia coli. Ротавирусы передаются фекально-оральным путем, характеризуются высокой контагиозностью и устойчивостью во внешней среде, что связано с особенностями строения вирусного капсида, обладающего трехслойной структурой. Это облегчает их передачу, особенно в детских коллективах и лечебных учреждениях. Ротавирусная инфекция (пик заболеваемости в странах с умеренным климатом приходится на зимние и весенние месяцы) протекает в виде острого гастроэнтерита с диареей и разной степенью дегидратации. Патогенез диареи в основном связан с повреждением ворсинок тонкого кишечника, которое приводит к нарушению ионного транспорта и всасывания. У многих детей инфицирование протекает бессимптомно, однако в этом случае вирусы так же выделяются с фекалиями и могут служить источником нового заражения и поддержания циркуляции вируса в популяции. Для специфической профилактики ротавирусной инфекции разработаны вакцины, которые показали свою эффективность для предотвращения тяжелых ротавирусных гастроэнтеритов, а также смертности от диарей любой этиологии.

 

56-62 278
Аннотация

Представлено редкое клиническое наблюдение кишечной лимфангиэктазии по причине мальротации двенадцатиперстной кишки у ребенка мес жизни. По результатам анализа данных литературы, в мире описано 3 подобных клинических случая. Ребенок был госпитализирован в Научный центр здоровья детей г. Москвы с клиническими признаками протеинтеряющей энтеропатии. Отмечались жалобы на рвоту, частый жидкий стул, потерю массы тела. Инфекционная природа заболевания была исключена. Имели место выраженная гипопротеинемия, лимфопения. Было высказано предположение о наличии у ребенка болезни Вальдмана (первичной кишечной лимфангиэктазии). Прогноз для жизни в случае подобного заболевания неблагоприятен. Обследование было продолжено на фоне проведения симптоматической терапии. В результате комплексного обследования, включающего, помимо мониторинга лабораторных анализов крови, рентгенологическое исследование с контрастом, компьютерную томографию, гастродуоденоскопию с биопсией слизистой оболочки тонкой кишки, был поставлен диагноз: «Мальротация двенадцатиперстной кишки с интермиттирующим заворотом средней кишки с развитием вторичной кишечной лимфангиэктазии». Диагностика патологии стала возможной в результате использования комплекса мероприятий с применением современных методов исследований и междисциплинарного подхода. Операция по устранению патологической фиксации кишки определила выздоровление пациента. В настоящее время ребенок растет и развивается соответственно возрасту, лечения не требуется. Прогноз данного заболевания расценен как благоприятный.

 

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ МИКРОБИОЛОГИИ

63-69 250
Аннотация

В настоящем обзоре рассматриваются два аспекта, относящихся к Streptococcus pyogenes, — возбудителю распространенных инфекций человека и их осложнений. В первой части обсуждается вопрос о сравнительной информативности лабораторных диагностических подходов и методов второй половины прошлого века, а также методов (преимущественно молекулярно-генетических), разработанных за последние 20 лет. Во второй части оценивается роль ведущих микробных факторов в патогенности возбудителя и их участие в патогенезе заболеваний, а также приводятся современные данные о различных нехромосомных элементах во внутри- и межвидовом генетическом обмене и в формировании агрессивных свойств патогена. Существующие в настоящее время возможности для детальной характеристики штаммов стрептококка группы А являются базой современной молекулярной эпидемиологии и должны использоваться лабораторной службой страны.

70-81 209
Аннотация

Пищевые инфекции, вызываемые шига-токсин-продуцирующими штаммами Escherichia coli (STEC), регистрируются во многих странах мира и представляют серьезную проблему для общественного здравоохранения. Сведений об эпидемиологии, этиологической структуре STEC-инфекций и молекулярно-генетических особенностях STEC-патогенов в Российской Федерации крайне недостаточно. Цель исследования: изучить вспышку пищевой инфекции в форме геморрагического колита (ГК) с гемолитико-уремическим синдромом (ГУС), энтероколита и острого гастроэнтерита среди детей в г. Санкт-Петербурге в 2013 г. Методы: в работе использованы эпидемиологические, микробиологические, молекулярно-генетические и биоинформационные методы анализа. Результаты: объектами исследования послужили образцы клинического материала, пробы молока и пищевых продуктов, а также штаммы STEC, выделенные во время вспышки пищевой инфекции. Установлено, что вспышка пищевой инфекции была вызвана потреблением сырого молока, обсемененного STEC, что подтверждено данными эпидемиологического анализа, выявлением в пробах молока ДНК STEC и выделением возбудителей из испражнений больных детей и из проб молока. Данные полногеномного секвенирования показали, что описываемая вспышка была вызвана двумя группами патогенов: E. coli O157:H7 и E. coli О101:H33. Штаммы первой группы отнесены к ранее известному сиквенс-типу — ST24, второй группы — к ранее не описанному ST145, зарегистрированному нами в базе данных shigatox.net. В геномах штаммов обеих групп присутствуют нуклеотидные последовательности VT2-подобных профагов с интегрированными в них генами stx2с и нуклеотидные последовательности плазмид с генами энтерогемолизинов, а также гены синтеза основного фактора адгезии EHEC интимина: в группе E. coli O157:H7 — интимина гамма, а в группе E. coli O101:H33 — интимина йота 2, до настоящей работы обнаруженного только в группе энтеропатогенных эшерихий (EPEC). Заключение: пополнение знаний по эпидемиологии и биологии возбудителей STEC-инфекций позволит усовершенствовать диагностику, лечении и профилактике геморрагического колита.

 

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ

82-89 306
Аннотация

Обзор посвящен проблеме удаленного контроля состояния здоровья. Рассматриваются и анализируются существующие подходы к организации наблюдения за пациентом на дому с помощью технологий телемедицины. Предлагается новый подход к управлению рисками пациента, отвечающий, в т.ч., требованиям педиатрического лечебного учреждения.

 

90-94 400
Аннотация

Цель исследования: оценить диагностическую ценность специфических и неспецифических шкал Толстого–Красногорова, Ranson, BISAP, Glasgow, MODS 2, APACHE II и CTSI, используемых в ургентной панкреатологии для оценки тяжести острого панкреатита и состояния больного. Методы: проанализировано 1550 историй болезней пациентов, находившихся на стационарном хирургическом лечении в Дорожной клинической больнице на станции Красноярск за период 2009–2013 гг. Диагноз тяжелого острого панкреатита и его осложнений устанавливали на основании данных анамнеза, объективных обследований, клинико-лабораторных показателей, ультразвукового исследования и компьютерной томографической ангиографии. Для оценки степени тяжести острого панкреатита и общего состояния пациента использовали специфические и неспецифические шкалы. Эффективность используемых шкал определяли по следующим параметрам: точность (Ас), чувствительность (Se), специфичность (Sp), прогностическая значимость положительного (PPV) и отрицательного результатов (NPV). Результаты: для оценки тяжести острого панкреатита наиболее ценная шкала BISAP (Se — 98,10%), для оценки признаков органной недостаточности — MODS 2, (Sp — 100%, PPV — 100%) и APACHE II (Sp — 100% PPV — 100%), для определения признаков панкреонекроза — CTSI (Sp — 100%, NPV — 100%), потребности в интенсивной терапии — MODS 2, (Sp — 100%, PPV — 100%, NPV — 96,29%) и APACHE II (Sp — 100%, PPV — 100%, NPV — 97,21%), для прогнозирования летальности —MODS 2, (Se — 100% Sp — 98,14%, NPV — 100%) и APACHE II (Se — 95,00%, NPV — 99,86%). Заключение: к наиболее эффективными шкалам, позволяющим оценить степень тяжести острого панкреатита, можно отнести шкалы Толстого–Красногорова, Ranson, Glasgow и BISAP. Высокая специфичность и прогностическая значимость положительного результата для шкал MODS 2, APACHE II позволяет их использовать в клинической практике.

 

95-100 214
Аннотация

Заболеваемость раком предстательной железы (РПЖ) и смертность от него неуклонно возрастают. Этиология этой формы рака изучена недостаточно. Неясна, в частности, роль вирусов папиллом человека (ВПЧ). Обзор содержит анализ данных литературы о возможном участии ВПЧ, сильных биологических канцерогенов, в возникновении РПЖ. Рост заболеваемости РПЖ на фоне иммунодефицитов — это указание на причастность инфекционного агента к этиологии данного заболевания. Несколько исследовательских групп сообщали об обнаружении ДНК ВПЧ, в т.ч. онкогенных типов, в образцах РПЖ, полученных методом трансректальной биопсии. Имеются ограниченные данные о присутствии онкобелка Е7 онкогенного ВПЧ 16-го типа в клетках хирургически удаленного РПЖ и о его неблагоприятном влиянии на прогноз заболевания. Известна успешная попытка трансформации нормальных клеток предстательной железы человека с помощью ДНК ВПЧ высокого онкогенного риска in vitro. Эпидемиологические данные об ассоциациях РПЖ с ВПЧ противоречивы. Причиной могут быть рассмотренные в настоящем обзоре методические особенности этих работ. В то же время, проверку наличия в сыворотке крови антител к онкобелкам Е6 и Е7 ВПЧ, признанного индикатором развития в организме ВПЧ-положительной опухоли, у больных РПЖ до настоящего времени не проводили. ДНК онкогенных ВПЧ достаточно часто обнаруживают в соседних с предстательной железой органах — мочеиспускательном канале, прямой кишке, мочевом пузыре. Работа, проведенная в России на группе мужчин, проходивших обследование на заболевания, передаваемые половым путем, выявила ВПЧ-инфекцию в мочеполовой сфере у каждого второго здорового мужчины; у 42% из них были обнаружены онкогенные ВПЧ. В связи с этим возможность участия онкогенных ВПЧ в развитии РПЖ заслуживает пристального внимания и дальнейшего изучения.

 

101-105 166
Аннотация

Сформированные на сегодняшний день взгляды на этиологию и патогенез нарушений состояния здоровья человека вследствие воздействия экстремальных факторов показывают, что ведущий механизм в их возникновении — напряжение регуляторных систем (нейроиммунноэндокринного комплекса). В эндокринном звене происходит разбалансировка тропных функций гипоталамо-гипофизарной оси, нарушение физиологических связей в системе центральные – периферические железы внутренней секреции (гипофиз – надпочечники, гипофиз – щитовидная железа) и, как следствие, изменение метаболизма. Цель исследования: определить особенности содержания адренокортикотропного гормона, кортизола, тиреотропного гормона, тироксина и трийодтиронина у личного состава Управления Министерства внутренних дел (МВД) России  в зависимости от уровня выполняемой ими профессиональной нагрузки. Методы: проведено 2 серии исследований среди сотрудников Управления Министерства внутренних дел России — комбатантов, рядовых полицейских и курсантов. Время обследования для всех соответствовало началу миссии на территорию с вооруженным конфликтом комбатантов и ее завершению. В сыворотке крови определены конценрации адренокортикотропного гормона (АКТГ), кортизола, тиреотропного гормона (ТТГ), тироксина (Т4) и трийдтиронина (Т3). Результаты: наиболее высокий уровень АКТГ и ТТГ отмечен в группе комбатантов в обоих исследованиях. Содержание кортизола, Т4 и Т3 у комбатантов до командировки оказалось наименьшим, в сравнении с другими группами, а после командировки — самым высоким. Заключение: длительные изменения секреторной функции эндокринной системы, приводящие к гормональному дисбалансу, могут привести к срыву адаптационного процесса. В этой связи в системе медицинского обеспечения лиц, подвергающихся воздействию экстремальных негативных профессиональных факторов, необходимо создание и полноценное функционирование эндокринологического звена с целью увеличения сопротивляемости и жизнестойкости организма к условиям экстремальных воздействий чрезвычайных ситуаций, а также предупреждения возникновения патологических состояний.

 

106-112 302
Аннотация

Цель исследования: изучить механизмы формирования гипоксии при ЦМВ ассоциированной беременности. Методы: обследовано 30 рожениц с рецидивом цитомегаловирусной инфекции на сроке 25-28 недель гестации и их новорожденных. Рецидив ЦМВИ устанавливался при комплексном исследовании периферической крови на наличие IgM или четырехкратного и более нарастания титра антител IgG к ЦМВ в парных сыворотках в динамике через 10 дней, индекса авидности антител класса IgG к ЦМВ более 65%, ДНК ЦМВ методом полимеразной цепной реакции (ПЦР). Критерии включения: лабораторно подтвержденный молекулярно-биологическими и серологическими методами исследования рецидив ЦМВИ на сроке 25-28 недель гестации, наличие в периферической крови на момент исследования титра антител IgG к ЦМВ 1:1600, стойкая ремиссия герпесвирусной инфекции на протяжении всего срока гестации. Активность цитохрома С, Hsp-70, белков p53, Bcl-2 и каспазы 3 определяли в гомогенате плаценты иммуноферментным методом анализа. Морфологию эритроцитов (площадь поверхности, средний диаметр) изучали цитофотометрически на аппарате «Mekos» (МЗ РФ 29/10010198/1282-01). Белковый состав мембран эритроцитов определяли методом диск-электрофореза (Bion Doc Analize, Германия). ТБК-активные продукты определяли по методу В.Б. Гаврилова, Гаврилова А.Р., Мажуль Л.М.. Оценка активности супероксиддисмутазы спектрофотометрическим методом. Содержание 2,3-ДФГ в эритроцитах изучали по методу И.С. Луганова и М.Н. Блиновой. Микровязкость мембран эритроцитов — на флюороспектрофотометре Hitachi (Япония). Содержание оксигемоглобина и метгемоглобина — по методу Эвелина и Мэллой. Деформабельность эритроцитов изучали путем математического анализа, разработанного М.Т. Луценко (Патент № 2407452, Бюллетень «Изобретений и полезных моделей» №28). Результаты: при рецидиве цитомегаловирусной инфекции в периферической крови беременной отмечено нарушение морфофункционального состояния эритроцитов (снижение содержания α-спектрина до 6,9±0,11%,  β-спектрина до 7,67±0,10%, анкирина до 3,10±0,15%, белка полосы 4.1 до 3,43±0,17%, увеличение гликофорина до 9,73±0,3%, повышение уровня ТБК-активных продуктов до 28,15±0,97 ммоль/л, лизофосфотидилхолина до 9,90±0,58%, снижение противоокислительной активности супероксиддисмутазы до 230,37±2,51 Ед/г Hb, снижение параметров флюоресценции липотропного зонда пирен до 0,60±0,05,  индекса деформабельности клеток до 0,02±0,008 усл.ед.). Увеличено содержание 2,3-ДФГ до 7,05±0,07 мкмоль/мл и снижено содержание оксигенированной формы гесоглобина до 90,20±0,47%. Одновременно происходят морфофункциональные нарушения и в синцитиотрофобласте ворсинок плаценты: снижение содержания белка Bcl-2 до 28,14±0,78 пг/мл и Hsp-70 до 22,30±0,90 нг/мл, увеличение количества белка р53 до 4,52±0,16 Ед/мл, а также цитохрома С до  18,8±0,8 пг/мл и каспазы-3 до103,7±3,9 нг/мл. В крови сосудов пуповины новорожденного отмечено нарастание в эритроцитах содержания 2,3-ДФГ до 6,51±0,10 мкмоль/мл и снижение уровня оксигемоглобина до 88,2±0,42% . Заключение: полученные данные свидетельствуют о том, что рецидив цитомегаловирусной инфекции на сроке 25-28 недель гестации нарушает морфофункциональное состояние эритроцитов и их способность к оксигенации в крови матери, строение фетоплацентарного барьера и снижает процессы оксигенации гемоглобина в эритроцитах плода, создавая угрозу формирования внутриутробной гипоксии плода.

 

113-117 232
Аннотация

Цель исследования: исследовать влияние полипептидов тимуса на болевую чувствительность и определить роль опиоидной системы в реализации анальгезии, вызванной иммобилизационным стрессом. Методы: исследование выполнено на самцах крыс линии Wistar в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. Изучено влияние пептидов тимуса: тимулина (0,15 мг/кг), фракции 5 тимозина (0,25 мкг/кг) и тактивина (0,5 мг/кг) на болевую чувствительность крыс с помощью теста отдергивания хвоста без стресса, при остром (3 ч) и подостром (12 ч) иммобилизационном стрессе. В контрольные группы были включены животные, получавшие физиологический раствор и полипептиды селезенки. По окончании тестирования снижали активность опиоидной системы налоксоном. Результаты: показано, что препараты тимуса увеличивают порог болевой чувствительности у интактных животных. Иммобилизационный стресс продолжительностью 3 и 12 ч на фоне пептидов тимуса вызывал менее выраженное увеличение порога болевой чувствительности, чем в контрольных группах (иммобилизация 3 ч: тактивин — р =0,025, тимулин — р =0,022, фракция 5 тимозина — р =0,033; иммобилизация 12 ч: тактивин — р =0,034, тимулин — р =0,027, фракция 5 тимозина — р =0,036). Блокатор опиоидных рецепторов налоксон (1 мг/кг) не полностью блокировал стресс-вызванную анальгезию, что свидетельствовало о наличии как опиоидного, так и неопиодного компонентов данного состояния. На фоне пептидов тимуса опиоидный компонент был менее выражен, чем в контрольных группах (тактивин — р =0,031, тимулин — р =0,026, фракция 5 тимозина — р =0,029). Заключение: предварительная активация опиоидной системы полипептидами тимуса приводит к увеличению доли неопиоидного компонента анальгезии при стрессировании и препятствует истощению опиоидной системы при иммобилизационном стрессе.

 

118-124 221
Аннотация

Цель исследования: изучить особенности болевой чувствительности и иммунохимических показателей — естественных антител к эндогенным биорегуляторам болевого сигнала и оценить возможность применения этих показателей для более объективной диагностики болевого синдрома на примере хронической дорсалгии. Методы: болевую чувствительность оценивали в дневное и ночное время, измеряя пороги переносимости боли (ППБ). Содержание естественных антител к эндогенным биорегуляторам болевого сигнала (е-Ат), определяли в сыворотке крови методом твердофазного иммуноферментного анализа. Измерение всех показателей проводили на 1, 10 и 21-е сут. Результаты: обследовано 173 пациента (93 женщины и 80 мужчин) с выраженной болью в пояснично-крестцовом отделе. При поступлении в стационар у большинства пациентов переносимость боли была снижена: у 55% мужчин и 74% женщин днем, у 72% мужчин и 89% женщин ночью. При изучении динамики ППБ обнаружена тенденция к их нормализации у мужчин. Показатели ППБ ночью были на 15–17% ниже, чем днем. У женщин ППБ были на 17–26% ниже, чем у мужчин. Анализ индивидуальных профилей содержания е-Ат показал, что встречаемость повышенных и высоких уровней е-Ат к β-эндорфину, орфанину и гистамину выше (84, 78, 84% у женщин и 82, 85 и 95% у мужчин), чем к е-Ат к серотонину, дофамину и ангиотензину (55, 65, 70% у женщин и 65, 66, 66% у мужчин; р <0,05). В результате лечения зафиксировано достоверное снижение содержания только е-Ат к гистамину (на 23%; р =0,015). Заключение: обнаружены патологические изменения болевой чувствительности (ППБ), факторов гуморального иммунитета (е-Ат) у больных дорсалгией и выявлены их гендерные и динамические особенности. Результаты свидетельствуют о необходимости пролонгированных исследований роли сдвигов иммунного статуса, болевой чувствительности для возможности использования этих показателей в качестве объективных критериев диагностики болевого синдрома.



ISSN 0869-6047 (Print)
ISSN 2414-3545 (Online)