Healthcare-associated infections (HAI) in maternity hospitals of Russian Federation (the state of the problem at the beginning of the XXI century)

Cover Page


Cite item

Abstract

Over the past decade, the healthcare system of the Russian Federation has undergone progressive changes in the system of maternity care, which relate to the development of infrastructure and the introduction of new organizational models. In particular, a three-level system of providing medical care to mothers and children has been created, including a network of perinatal centers for patients at high perinatal and obstetric risk. Field events of specialists of National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology named after Academician V.I. Kulakov of Ministry of Healthcare of Russian Federation to the medical organizations of maternity care in various regions of Russia revealed “hot spots” that require primary attention: acute shortage of staff for the implementation of diagnostic and therapeutic measures at the modern methodological level, as well as for ensuring epidemiological safety in the medical organizations (medical microbiologists (bacteriologists), clinical pharmacologists and epidemiologists); the lack of registration of healthcare-associated infections, which is associated with the prevailing in the country mainly “punitive” methods of combating hospital infections. In modern conditions of nursing preterm babies, newborns with various severe somatic and surgical pathologies, it is necessary to know the real indicators of morbidity in order to reasonably and promptly carry out therapeutic and preventive measures; the need to organize modern microbiological laboratories in the perinatal centers with the availability of “fast” methods (proteomic and molecular-genetic) diagnostics, allowing for microbiological monitoring in specialized departments of newborns and promptly respond to the changes in the epidemiological situation in the hospital, to prevent the development of clinically pronounced cases of healthcare-associated infections.

Full Text

Изменение системы родовспоможения в Российской Федерации и создание сети перинатальных центров способствовали внедрению новых перинатальных технологий по выхаживанию детей с врожденными пороками развития плода и недоношенных новорожденных с очень низкой и экстремально низкой массой тела [1–4].

Основным индикатором прогрессивного изменения системы родовспоможения по Программе развития перинатальных центров в Российской Федерации (утверждена распоряжением Правительства РФ от 28 декабря 2016 г. № 2890-р, в раздел I внесены изменения, вступившие в силу 1 января 2017 г.) является прогрессивное снижение показателей младенческой смертности в России [1]. Достижение низких значений связано с разработкой и внедрением новых принципов оказания высокотехнологичной медицинской помощи беременным, роженицам, родильницам и новорожденным.

Совершенствование и модернизация перинатальной помощи проходят по двум направлениям: развитие инфраструктуры и оптимизация организационных моделей. Организационная модель трехуровневой системы предполагает создание в каждом регионе перинатальных центров, куда поступают наиболее сложные в акушерском отношении пациентки, родильных домов «второго звена» и на периферии родильных отделений, принимающих неосложненные роды. Перинатальный центр, являющийся учреждением третьей (высшей) группы оказания помощи, оснащается высокотехнологичным медицинским оборудованием, обеспечивается наиболее квалифицированными медицинскими кадрами для оказания медицинской помощи самому сложному контингенту пациентов [1].

По состоянию на 2020 г. количество родовспомогательных учреждений в РФ составило 1667, в том числе 114 учреждений третьего уровня — перинатальные центры, где оказывается медицинская помощь в течение беременности и родов пациенткам высокого перинатального и акушерского риска, а также новорожденным с тяжелыми патологиями развития.

Крупнейшим научным учреждением в системе акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктивного здоровья женщин с момента его открытия в 1944 г. (основан как Всесоюзный научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии Министерства здравоохранения СССР) является Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Министерства здравоохранения Российской Федерации (Центр). Функции и задачи Центра — фундаментальные и прикладные исследования, направленные на разработку новых принципов, средств и технологий, внедрение полученных результатов в практическую работу учреждений родовспоможения и гинекологической службы с целью повышения качества оказания медицинской помощи, при этом одним из важнейших направлений деятельности является работа с регионами.

С 2018 г. Минздравом России на Центр возложена функция проведения выездных мероприятий в родо-вспомогательные учреждения трех уровней с охватом всех территориальных (административных) округов РФ. Междисциплинарными группами высокопрофессиональных специалистов Центра осуществляются выезды в регионы, где ведется анализ работы медицинских организаций по единому алгоритму, предусматривающему выявление наиболее остро стоящих проблем в области родовспоможения. Проводится системный критический анализ качества оказываемой перинатальной помощи, уровня медицинских услуг в родовспомогательных медицинских организациях, который позволяет оценить сложившуюся систему в медицинских организациях, выявить недостатки организационных решений и возможности их устранения, дать предложения по внедрению новых лечебно-диагностических технологий с дальнейшим повторным выездом с целью проведения контроля выполнения всех рекомендаций [3].

Большое внимание в данной работе уделяется блоку эпидемиологической безопасности, включая профилактику инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, лекарственной безопасности и фармаконадзору. Инфекционные осложнения представляют значительную угрозу для исходов беременности и включают как истинные инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи, так и внутриутробные инфекции, инфекции, приобретенные интранатально, и инфекции, развившиеся у женщин в послеродовом периоде [5].

В последние годы мероприятия по решению задач государственной политики в здравоохранении привели к широкому внедрению новых технологий в диагностике и лечении пациентов, разработке и производству медицинской техники. Все это позволило увеличить количество хирургических методов лечения, в том числе малоинвазивных, повысить использование имплантируемых материалов и устройств, развить репродуктивные технологии и распространить стационарзамещающие технологии, широко внедрить высокотехнологичную помощь при выхаживании детей с экстремально низкой и низкой массой тела [6, 7]. Развитие высокотехнологичной помощи в акушерстве и гинекологии увеличивает возможности деторождения для пациенток с длительным бесплодием и многочисленными попытками экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), при которых проводится гормонотерапия, антимикробная терапия, повторные инвазивные процедуры (диагностическая гистероскопия, выскабливание, пункция фолликулов, диагностическая сальпингография и др.), хирургическое лечение (эндометриоза, миоматоза и других заболеваний). Такое лечение может сопровождаться нарушениями гормонального статуса и микробиоценоза репродуктивного тракта. Все это, в свою очередь, часто ведет к невынашиванию беременности, преждевременным родам, рождению недоношенных детей с низкой и экстремально низкой массой тела и новорожденных с врожденными пороками развития, а также способствует повышению уровня заболеваемости и смертности от инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи.

По результатам официальной статистики в РФ ежегодно регистрируется около 0,7–0,8 случая инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, на 1000 госпитализированных пациентов. За последние 10 лет не отмечается тенденции к повышению или снижению числа случаев инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи [5, 6].

За 2018–2019 гг. в ряде родовспомогательных учреждений, в том числе и во вновь открывшихся перинатальных центрах, отмечены случаи инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, с неблагоприятными исходами. По данным статистики Минздрава России и Департамента мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава России, в 2019 г. показатели заболеваемости и смертности были значительно выше среди недоношенных новорожденных, составляющих основной контингент перинатальных центров (рис. 1, 2).

 

Рис. 1. Заболеваемость доношенных и недоношенных новорожденных на 1000 родившихся живыми, Россия, 2019 г.

 

Рис. 2. Смертность доношенных и недоношенных новорожденных на 1000 родившихся живыми, Россия, 2019 г.

 

Самые высокие показатели смертности детей приходятся на стационары третьей группы (более 60% среди умерших новорожденных), что обусловлено тяжестью состояния беременных и родильниц, поступающих в данные родовспомогательные учреждения, наличием у них сопутствующей патологии и, как следствие, тяжестью состояния самих новорожденных (рис. 3).

 

Рис. 3. Распределение умерших новорожденных по уровням стационара, 2019 г.

 

В связи с этим санитарно-эпидемиологический контроль, проводимый в медицинских организациях на постоянной основе, приобретает ключевую роль.

С целью расширения научно-практической работы данного направления в 2020 г. в Центре создан институт микробиологии, антимикробной терапии и эпидемиологии, задачами которого в первую очередь является обеспечение эпидемиологической, биологической и лекарственной безопасности как Центра, так и системы родовспоможения в стране. Деятельность института направлена на разносторонний подход к решению единых задач по профилактике и лечению инфекционных осложнений во время беременности, снижению смертности и инвалидизации женщин и детей, на разработку и внедрение в работу перинатальных центров страны новых методов диагностики, лечения и профилактики.

В структуру института входит пять основных подразделений: лаборатория медицинской микробиологии, отдел молекулярной биологии и биоинформатики, отделение эпидемиологического надзора и отделение клинической фармакологии антимикробных и иммунобиологических препаратов. Приказом Минздрава России 24 декабря 2020 г. организован референс-центр по верификации результатов микробиологических исследований, осуществляемых медицинскими организациями, которые оказывают медицинскую помощь по профилям «акушерство–гинекология» и «неонатология». Такая структура отвечает современным направлениям государственной политики в отношении контроля антибиотикорезистентности и инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи [8, 9].

С 2018 г. проведены выезды в родовспомогательные учреждения 45 регионов РФ, в том числе 6 — совместно с экспертами ФГБУН «ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора РФ» под руководством академика РАН В.Г. Акимкина в рамках Пилотного проекта «Совершенствование мер борьбы и профилактики инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в Российской Федерации» [9]. В результате определены конкретные научно-организационные проблемы, решение которых позволит поднять на качественно новый уровень эпидемиологическую безопасность в медицинских организациях. Выявлены значительные различия в структурах учреждений и в первую очередь в тотальной неукомплектованности кадрового состава для осуществления санитарно-эпидемиологического контроля (эпидемиологи, медицинские микробиологи (бактериологи) и клинические фармакологи), что связано с общей нехваткой специалистов в стране. Именно эти кадры проводят оценку работы отделений перинатальных центров, в первую очередь реанимаций новорожденных, по рискам инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, и спектру антибиотикорезистентности основных возбудителей, что является важным научно обоснованным фундаментом планирования противоэпидемических и лечебных мероприятий с учетом спе-цифики работы отделений реанимации разного профиля (доношенные/недоношенные новорожденные и новорожденные с врожденными пороками развития).

Важнейший аспект проблемы инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, — полнота регистрации, при этом до настоящего времени в стране нет разработанных и утвержденных алгоритмов выявления и регистрации инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи.

Хорошо известно, что сложившаяся в РФ практика регистрации инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, не отражает истинную картину заболеваемости. Ежегодно в нашей стране регистрируется менее одного случая инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, на 1000 госпитализированных, тогда как в других странах мира цифры серьезно отличаются от наших. Например, в 2016 г. заболеваемость инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, на 1000 госпитализированных пациентов в Швеции составляла 117 человек, в Испании — 100, в Чехии — 163. В США, по оценкам CDC, около 1,7 млн случаев инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, вызванных всеми типами микроорганизмов, приводят или сопутствуют 99 тыс. смертей ежегодно, а в Европе от внутрибольничных инфекций погибает ежегодно 25 тыс. человек.

Наглядным примером недоучета инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в акушерско-неонатологической практике могут быть различия в показателях заболеваемости в медицинских организациях — участниках Пилотного проекта. На рис. 4–7 видны высокие цифры заболеваемости инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в медицинских организациях регионов, которые следовали критериям определения случая инфекции, связанной с оказанием медицинской помощи, по разработанным нами методическим рекомендациям к Пилотному проекту, но в некоторых регионах показатели явно занижены.

В результате совместной работы со специалистами Роспотребнадзора и медицинских организаций — участниц Пилотного проекта по отдельным стационарам удалось получить близкие к реальным цифры заболеваемости инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, у недоношенных и доношенных новорожденных — до 290 на 1000 родившихся живыми (показатель включает все внутриутробные инфекции и истинные инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи) (см. рис. 4, 5).

 

Рис. 4. Заболеваемость инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, среди доношенных новорожденных (результаты Пилотного проекта за 2018–2019 гг.)

 

Рис. 5. Заболеваемость инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, среди недоношенных новорожденных (результаты Пилотного проекта за 2018–2019 гг.)

 

Рис. 6. Заболеваемость инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, среди родильниц после операции кесарева сечения на 1000 родов (результаты Пилотного проекта за 2018–2019 гг.)

Рис. 7. Заболеваемость инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, среди родильниц после самопроизвольных родов (результаты Пилотного проекта за 2018–2019 гг.)

 

Приведенные на рис. 4–7 показатели, характеризующие состояние проблемы инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в медицинских организациях родовспоможения ряда регионов РФ, убеждают в необходимости постоянной совместной научной и методической работы мультидисциплинарной группы специалистов – эпидемиологов, медицинских микробиологов и клинических фармакологов.

Результаты Пилотного проекта еще раз подтверждают давно назревшую необходимость перехода на официальную достоверную регистрацию инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, по общепринятому в мировой практике алгоритму. Это послужит основой для реальной оценки эпидемиологической ситуации в конкретных акушерских стационарах и эффективной профилактики многих случаев инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи.

Ведущей составной частью учета инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, являются сведения об их этиологической структуре. Однако в настоящее время мы не имеем об этом полноценной информации из-за отсутствия микробиологических лабораторий в акушерских стационарах, в том числе и в учреждениях третьего уровня — перинатальных центрах, а 80% имеющихся микробиологических лабораторий используют уже устаревшие ручные, на сегодняшний день низкотехнологичные методики исследований, что не дает возможности с использованием микробиологической диагностики обеспечить современный уровень перинатальной медицины в стране. Современная перинатальная медицина нуждается в высокотехнологичной микробиологии, дающей возможность проводить быстрый и точный скрининг на инфекции, оперативно изучать штаммовое разнообразие циркулирующих в стационарах возбудителей, выявлять доминирующие клоны и гены резистентности, прогнозировать их распространение.

Несмотря на то что этиологическая структура ранних неонатальных инфекций и послеродовых осложнений известна и, казалось бы, что это «простые» бактерии, среди которых большая группа условно-патогенных микроорганизмов, такие как кишечная палочка, золотистый стафилококк, стрептококк группы В, гарднерелла, однако в отношении их до сих пор не достигнуто понимания, в какой момент и при каких условиях эти бактерии развивают свой патогенный потенциал, к тому же в последние годы наблюдаются значительные изменения их фенотипических свойств и появление устойчивости к антимикробным препаратам.

В Центре изучение этиологии и свойств (в том числе патогенности и антибиотикорезистентности) возбудителей инфекций у матерей и новорожденных ведется на протяжении многих лет, но именно в последние годы стало наблюдаться нарастание устойчивости кишечной палочки (Escherichia coli) к полусинтетическим пенициллинам и цефалоспоринам в амбулаторном звене, появляются штаммы с повышенной вирулентностью. Считается, что одной из основных причин развития антибиотикорезистентности является широкое использование антимикробных препаратов, назначение которых в медицинской практике часто происходит без микробиологического обследования пациентов [9].

До сих пор остается открытым вопрос о причине высокой смертности новорожденных при инфекциях, вызванными стрептококками группы В (Streptococcus agalactiae), и обладают ли определенные клоны повышенной вирулентностью. Отмечена корреляция некоторых серотипов и сиквенс-типов S. agalactiae с особенностями течения заболеваний. Из 10 различных серотипов (Ia, Ib, II–IX) большинство случаев менингита у новорожденных вызвано штаммами III серотипа. Возбудителями 97% инвазивных инфекций, вызванных стрептококками группы В, у новорожденных во всех географических регионах являются S. agalactiae пяти серотипов (Ia, Ib, II, III и V), при этом доминирует серотип III [10]. Возбудителями большинства случаев заболеваний взрослых, вызванных S. agalactiae, являются серотипы V, Ia и III. Однако такая корреляция наблюдается далеко не во всех случаях, поэтому необходимо дальнейшее изучение этого опасного возбудителя.

Подтверждается корреляция генов патогенности с общей вирулентностью штаммов S. agalactiae. Например, показано, что наличие входящих в острова патогенности PAI-A и PAI-A1 генов sspB коррелирует с инфекциями урогенитального тракта [10]. Проведенные совместно с ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины» (член-корреспондент РАН А.Н. Суворов) и ФГБОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России» (академик РАН Н.И. Брико) исследования показали, что преобладающие серотипы среди клинических и колонизирующих слизистые штаммов S. agalactiae соответствуют данным по распространенности серотипов по всему миру, гены патогенности sspB семейства более характерны для стрептококков группы В, колонизирующих беременных и новорожденных.

Серьезно настораживает нарастание в амбулаторном звене штаммов S. agalactiae с генами резистентности к препаратам, применяемым для профилактики и лечения послеродовых осложнений и внутриутробных инфекций у новорожденных. Среди протестированных нами 2312 изолятов S. agalactiae (рис. 8) частота выявления резистентных штаммов в 2019 г. по сравнению с 2016 г. выросла к клиндамицину с 24 до 38%, к эритромицину — с 27,3 до 46,8%, появились штаммы, устойчивые к нитрофурантоину, — 5,9%.

 

Рис. 8. Чувствительность Streptococcus agalactiae (n = 2312) к антимикробным препаратам (данные ФГБУ «НМИЦ АГП им. В.И. Кулакова» Минздрава России): А — клиндамицин; Б — эритромицин; В — нитрофурантоин

 

Проведенное нами исследование по изучению чувствительности 117 клинических изолятов Gardnerella vaginalis показало высокую частоту выявления штаммов, устойчивых к основному препарату для лечения бактериального вагиноза, — метронидазолу (80%), что делает нецелесообразным дальнейшее использование препарата при лечении данного состояния и во многом объясняет причины неудач в лечении острых бактериальных вагинозов у женщин и перехода их в хронические формы, приводящие к восходящему инфицированию и, как следствие, бесплодию или внутриутробным инфекциям плода (рис. 9).

 

Рис. 9. Чувствительность к антимикробным препаратам штаммов Gardnerella vaginalis (n = 117) (данные ФГБУ «НМИЦ АГП им. В.И.Кулакова» Минздрава России, 2019 г.)

 

Результаты молекулярного типирования 123 штаммов G. vaginalis, выделенных из вагинального отделяемого женщин с верифицированным диагнозом бактериального вагиноза, протекающего как с клиническими проявлениями, так и бессимптомно, позволили разделить штаммы гарднерелл на три подгруппы, для каждой из которых определены специфические участки последовательностей района межгенного спейсера (ITS), расположенного между генами 16S- и 23S-рРНК [11]. Обнаружены корреляции принадлежности штамма к той или иной подгруппе с особенностями течения бактериального вагиноза. Анализ результатов полногеномного высокопроизводительного секвенирования трех штаммов G. vaginalis, относящихся к трем разным подгруппам, выявил сильные отличия в длине генома и наборе факторов патогенности, что позволяет сделать предположение о различном уровне вирулентного потенциала штаммов, относящихся к разным подгруппам. Полученные данные согласуются с результатами других исследователей, которые с помощью аналогичных методов выделяют три-четыре подгруппы гарднерелл, существенно отличающихся друг от друга генетически [12, 13].

Проблема стафилококковых инфекций в родовспоможении далеко не нова, но по настоящее время решить ее не удается, несмотря на введение новых принципов госпитальной эпидемиологии. Наблюдаются значительные изменения в популяциях как золотистого, так и коагулазонегативных стафилококков. Серьезное беспокойство вызывает появление штаммов со сниженной чувствительностью и даже устойчивостью к препаратам резерва — ванкомицину и линезолиду. Совместно с ФГБУ «Детский научно-клинический центр инфекционных болезней федерального медико-биологического агентства», г. Санкт-Петербург (профессор С.В. Сидоренко), показано, что в отделениях реанимации и интенсивной терапии новорожденных Центра циркулируют два линезолид-устойчивых клона: ST2 S. hominis и ST2 S. epidermidis. У изолятов клона ST2 S. hominis устойчивость к линезолиду обусловлена наличием гена cfr в сочетании с мутацией G2576T в гене 23S рРНК, тогда как у изолятов клона ST2 S. epidermidis нет гена cfr, а устойчивость к линезолиду обусловлена мутацией G2576T в гене 23S рРНК и некоторыми мутациями в генах rpl2 и rpl3, кодирующих рибосомальные белки. Колонизация такими штаммами может стать причиной тяжелого течения позднего неонатального сепсиса и смертности новорожденных.

В настоящее время существуют и активно используются в клинической практике тест-системы для выявления молекулярно-генетических маркеров антибиотикорезистентности микроорганизмов, а также для выявления клинически важных штаммов, имеющих те или иные молекулярно-генетические особенности (например, продукция определенных токсинов). Однако со временем появляются и распространяются штаммы с новыми детерминантами резистентности и патогенности, меняется представленность штаммов с уже известными детерминантами в общей популяции микроорганизмов. В связи с чем научные исследования по выявлению новых молекулярно-генетических детерминант антибиотикорезистентности и патогенности микроорганизмов крайне важно проводить на более широкой выборке штаммов от пациентов различного профиля в разных регионах Российской Федерации. В первую очередь это имеет практическое значение для принятия решения о динамическом изменении существующих тест-систем.

Таким образом, роль медицинской микробиологии сегодня стала намного более яркой и значимой, а развитие медицинской микробиологии в системе родовспоможения является первостепенной и крайне важной задачей.

Требуется расширение и внедрение обязательного скрининга на вирусные и бактериальные патогены у беременных на различных сроках гестации (1-, 2- и 3-й триместры) и в родах для предотвращения развития инфекций как у женщин, так и у новорожденных.

Крайне важно изменение восприятия инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, как реально существующих, а не «скрытых» инфекций. Для этого следует объединить усилия Минздрава России, Роспотребнадзора и Фонда обязательного медицинского страхования, модернизировать принципы подготовки новых кадров, а именно госпитальных эпидемиологов, специалистов по антимикробной терапии и врачей медицинских микробиологов. Необходимо внедрить во всех ПЦ систему профилактики и контроля госпитальной инфекции в виде методических рекомендаций. Такие методические рекомендации на сегодня разработаны Центром для отделений реанимации и интенсивной терапии новорожденных [14].

Требуется стандартизация алгоритмов микробиологического контроля и мониторинга колонизации новорожденных, в первую очередь в отделениях реанимации, что позволит оперативно реагировать на изменения эпидемиологической обстановки в конкретном стационаре и явится базой для обоснования антибиотикополитики и разработки санитарно-противоэпидемических мероприятий в условиях конкретных перинатальных центров.

 

Доложено на заседании Бюро Секции профилактической медицины Отделения медицинских наук РАН, 8 октября 2020 г.

Дополнительная информация

Источник интересов. Рукопись подготовлена и опубликована за счет финансирования по месту работы авторов.

Конфликт интересов. Авторы данной статьи подтвердили отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить.

Участие авторов. Т.В. Припутневич — формирование идеи и написание статьи, обзор литературы, анализ собственных данных и результатов исследования; Л.А. Любасовская — анализ данных, участие в написании статьи; М.П. Шувалова — общее руководство работой и редакция статьи; Е.Н. Байбарина — общее руководство работой и редакция статьи; Г.Т. Сухих — общее руководство работой и редакция статьи.

×

About the authors

Tatiana V. Priputnevich

National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology Named after Academician V.I. Kulakov

Author for correspondence.
Email: priput1@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-4126-9730
SPIN-code: 8383-7023

PhD, Doctor of Science, Director of the Institute of Microbiology, Antimicrobial Therapy and Epidemiology

Russian Federation, 4, Oparina street, Moscow, 117997

Lyudmila A. Lyubasovskaya

National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology Named after Academician V.I. Kulakov

Email: labmik@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-7456-9940
SPIN-code: 5558-8826

PhD, Head of the Unit of Clinical Pharmacology and Antimicrobial Drugs

Russian Federation, 4, Oparina street, Moscow, 117997

Marina P. Shuvalova

National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology Named after Academician V.I. Kulakov

Email: m_shuvalova@oparina4.ru
ORCID iD: 0000-0002-6361-9383
SPIN-code: 2338-6512

Deputy Director-Head of the Department of Regional Cooperation and Integration, Assistant Professor

Russian Federation, 4, Oparina street, Moscow, 117997

Elena N. Baibarina

National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology Named after Academician V.I. Kulakov; Ministry of Healthcare of Russian Federation

Email: baibarina@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-6262-3559
SPIN-code: 1989-0140

MD, PhD, Professor

Russian Federation, 4, Oparina street, Moscow, 117997; 3/25, Rakhmanovskii side street, Moscow, 127994

Gennady T. Sukhikh

National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology Named after Academician V.I. Kulakov

Email: g_sukhikh@oparina4.ru
ORCID iD: 0000-0002-7712-1260
SPIN-code: 9374-5710

MD, PhD, Professor, academician of the RAS, Director

Russian Federation, 4, Oparina street, Moscow, 117997

References

  1. Распоряжение Правительства РФ от 9 декабря 2013 г. № 2302- р «Об утверждении Программы развития перинатальных центров в РФ» (с изменениями и дополнениями от 18 октября 2014 г., 28 декабря 2016 г.; Распоряжением Правительства РФ от 28 декабря 2016 г. № 2890-р в раздел III внесены изменения, вступившие в силу с 1 января 2017 г.). [Order of the Government of the Russian Federation of December 9, 2013, Nо. 2302-r “On approval of the Program for the development of perinatal centers in the Russian Federation» (with amendments and additions on October 18, 2014, December 28, 2016 by the Order of the Government of the Russian Federation of December 28, 2016 Nо. 2890-p, Section III has been amended that came into force on January 1, 2017). (In Russ.)] Available from: https://base.garant.ru/70529232/ (accessed: 05.02.2021).
  2. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 27 декабря 2011 г. № 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке ее выдачи». [Law of Ministry of Health of the Russian Federation of December 21, 2011 No. 1687n “O meditsinskikh kriteriyakh rozhdeniya, forme dokumenta o rozhdenii i poryadke ee vydachi”. (In Russ.)] Available from: https://base.garant.ru/70113066/ (accessed: 05.02.2021).
  3. Федеральный закон № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации». [Federal Law of Russian Federation of November 21, 2011 No. 323-FZ “Ob osnovakh okhrany zdorov’ya grazhdan Rossiiskoi Federatsii”. (In Russ.)] Available from: http://www.rosminzdrav.ru/documents/7025-federalnyy-zakon-323-fz-ot-21-noyabrya-2011-g (accessed: 05.02.2021).
  4. Национальный проект «Здоровье» [Интернет]. М., 2006. [National project “Zdorov’e”. Moscow; 2006. (In Russ.)] Available from: https://www.webfoms.ru/page/page/view/6 (accessed: 05.02.2021).
  5. Припутневич Т.В., Любасовская Л.А., Дубоделов Д.В., и др. Эффективная профилактика и лечение ИСМП в родовспомогательных учреждениях Российской Федерации: нерешенные вопросы организации и контроля // Вестник Росздравнадзора. — 2017. — № 4. — С. 34–41. [Priputnevich TV, Ljubasovskaya LA, Dubodelov DV, et al. Effective prevention and therapy of nosocomial infections in maternity units of the Russian Federation: unresolved issues of organization and control. Vestnik Roszdravnadzora. 2017;(4):34–41. (In Russ.)]
  6. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2018 году: Государственный доклад. — М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2019. — 254 с. [On the state of sanitary and epidemiological well-being of the population in the Russian Federation in 2018: State report. Moscow: Federal Service for Supervision of Consumer Rights Protection and Human Wellbeing; 2019. 254 p. (In Russ.)]
  7. Найговзина Н.Б., Попова А.Ю., Бирюкова Е.Е., и др. Оптимизация системы мер борьбы и профилактики инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в Российской Федерации // Эпидемиология и инфекционные болезни. Актуальные вопросы. — 2018. — № 1. — С. 6–14. [Naygovzina NB, Popova AYu, Biryukova EE, et al. Optimization of the system of measures for control and prevention of healthcare-associated infections, in the Russian Federation. Epidemiologiya i infekcionnye bolezni. Aktual’nye voprosy. 2018;(1):6–14. (In Russ.)]
  8. Стратегия предупреждения распространения антимикробной резистентности в Российской Федерации на период до 2030 года. Распоряжение Правительства РФ от 25 сентября 2017 г. № 2045-р. [Strategy for preventing the spread of antimicrobial resistance in the Russian Federation for the period up to 2030. Order of the government of the Russian Federation of September 25, 2017 No. 2045-r. (In Russ.)] Available from: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71677266/#1000 (accessed: 05.02.2021).
  9. Припутневич Т.В., Любасовская Л.А., Дубоделов Д.В., и др. Результаты пилотного проекта по изучению распределения и интенсивности циркуляции штаммов возбудителей (в том числе резистентных) инфекционных заболеваний среди беременных, родильниц и новорожденных в регионах Российской Федерации // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2018. — Т. 20. — № S1. — С. 35–36. [Priputnevich TV, Lyubasovskaya LA, Dubodelov DV, et al. Rezul’taty pilotnogo proekta po izucheniyu raspredeleniya i intensivnosti cirkulyacii shtammov vozbuditelej (v t.ch. rezistentnyh) infekcionnyh zabolevanij sredi beremennyh, rodil’nic i novorozhdennyh v regionah Rossijskoj Federacii. Klinicheskaja mikrobiologija i antimikrobnaja himioterapija. 2018;20(S1):35–36. (In Russ.)]
  10. Suvorov A, Grabovskaja K, Savicheva A, et al. Determination of group B streptococcal genes encoding putative adherence factors in GBS clinical strains. International Congress Series. 2006;1289:227–230. doi: https://doi.org/10.1016/j.ics.2005.11.026
  11. Припутневич Т.В., Муравьева В.В., Донников А.Е., Трофимов Д.Ю., Байрамова Г.Р., Межевитинова Е.А., и др. Молекулярное типирование штаммов Gardnerella vaginalis, выделенных у женщин репродуктивного возраста с верифицированным диагнозом бактериального вагиноза // Бактериология. — 2018. — Т. 3. — № 4. — С. 26–32. [Priputnevich TV, Muravyova VV, Donnikov AE, Trofimov DYu, Bayramova GR, Mezhevitinova EA, et al. Molecular typing of Gardnerella vaginalis strains determined in women of reproductive age with verified diagnosis of bacterial vaginosis. Bacteriology. 2018;3(4);26–32. (In Russ.)] doi: https://doi.org/10.20953/2500-1027-2018-4-26-32
  12. Ahmed A, Earl J, Retchless A, et al. Comparative genomic analyses of 17 clinical isolates of Gardnerella vaginalis provide evidence of multiple genetically isolated clades consistent with subspeciation into genovars. J Bacteriol. 2012;194(15):3922–3937. doi: https://doi.org/10.1128/JB.00056-12
  13. Balashov SV, Mordechai E, Adelson ME, Gygax SE. Identification, quantification and subtyping of Gardnerella vaginalis in noncultured clinical vaginal samples by quantitative PCR. J Med Microbiol. 2014;63(Pt2):162–175. doi: https://doi.org/10.1099/jmm.0.066407-0
  14. Ионов О.В., Киртбая А.Р., Балашова Е.Н., и др. Система профилактики и контроля госпитальной инфекции в отделениях (палатах) реанимации и интенсивной терапии для новорожденных в акушерских стационарах и детских больницах. Методические рекомендации // Неонатология: новости, мнения, обучение. — 2017. — Т. 17. — № 3. — С. 108–126. [Ionov OV, Kirtbaya AR, Balashova EN, et al. System for nosocomial disease prevention and control in resuscitation and intensive care units (patient’s rooms) for newborns in obstetric hospitals and children’s hospitals. Methodical guidelines. Neonatology: News, Opinions, Training. 2017;(3):108–126. (In Russ.)]

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Fig. 1. Morbidity of full-term and premature newborns per 1000 live births, Russia, 2019

Download (129KB)
2. Fig. 2. Mortality rate of full-term and premature newborns per 1000 live births, Russia, 2019

Download (129KB)
3. Fig. 3. Distribution of deaths of newborns by hospital levels, 2019

Download (71KB)
4. Fig. 4. Incidence of health care-associated infections among term infants (results of the Pilot project 2018–2019)

Download (203KB)
5. Fig. 5. Incidence of health care-related infections among preterm infants (results of the Pilot project 2018–2019)

Download (194KB)
6. Fig. 7. The incidence of infections associated with the provision of health care among women in puerperas after spontaneous childbirth (results of the Pilot project for 2018–2019)

Download (204KB)
7. Fig. 7. The incidence of infections associated with the provision of health care among women in puerperas after spontaneous childbirth (results of the Pilot project for 2018–2019)

Download (204KB)
8. Fig. 7. The incidence of infections associated with the provision of health care among women in puerperas after spontaneous childbirth (results of the Pilot project for 2018–2019)

Download (118KB)
9. Fig. 9. Sensitivity to antimicrobial drugs of strains of Gardnerella vaginalis (n = 117) (data of the Federal State Budgetary Institution "NMITs AGP named after V.I. Kulakov" of the Ministry of Health of Russia, 2019)

Download (135KB)

Comments on this article


Copyright (c) 2021 "Paediatrician" Publishers LLC



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies